Ваша корзина пуста
Ведаполис — персональный сайт Маргариты Сосницкой

Первопроходец российской фотографии

                                     

 

 

                                                                       Биография Ивана Бианки

 

Архив Ивана Бианки

 

Джованни, Жан, Иван Бианки (Варезе 1811- Лугано 1893)

 

Первопроходец российской фотографии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ивана Бианки (1811-1893)

Санкт-Петербург. Собор святых Петра и Павла в крепости, вид с Дворцовой набережной.

Фотография 15 x 34,5 cм, наклеенная на лист 43,7 x 64 cм.

Надпись на фото, на негативе, слева внизу на стене:

S.t.Pétersbourg, 1853, J. Бианки , phot.

 

 

Архив Ивана Бианки,

пионера российской фотографии

 

Архивариусами этого Архива, хранящегося в Культурном Центре «Ривеллино» в Локарно (Швейцария), являются Жан Оланишин и Арминио Щолли. С ними сотрудничает Пиа Тодорович Редаэлли, Е.Е. Анисимова (Государственный архив РФ в СПб), Антонио Риа, Джузеппе Куроничи, являющиеся составителями каталогов выставок. А также Е. В. Бархатова, заведующая Отделом эстамповРоссийской Национальной Библиотеки, Ю.Б. Демиденко, научный руководитель Государственного музея истории, В.Г.Хольцова, главный библиограф библиотеки Российской Академии художеств (Санкт-петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина), фотографы А.А. Китаев, И. В. Журавков из Константиновского фонда в Санкт-Петербурге.

 

 

 

Из книги «Воспоминания» Александра Бенуа

 

«Джованни Бианки как-то достался нашему дому в наследство от деда Кавоса. Это был художник-живописец, но в Петербург он прибыл ещё при Николае Павловиче в качестве фотографа, чуть ли не первого в России. У нас в семье считалось, что именно Бианки  познакомил русских людей с изобретениями Ниепса и  Дагерра. Специальностью его, однако, были не столько портреты, сколько пейзажи, памятники и особенно интерьеры …».

 

 

 

Джованни, Жан, Иван Бианки (1811-1893),

пионер фотографии в России,

фотограф в Санкт-Петербурге, Москве, Париже 

 

 

1809

 2 мая в церкви прихода святого Стефана в Ароньо (селения в кантоне Тессин по пути от озера Лугано до озера Комо через долину д'Интелви, на родине знаменитых декораторов Скотти, развернувших свою деятельность в Санкт-Петербурге), пастор Петрини венчает Карло Бианки из Варезе с Терезой Артари, дочерью Тарквила Артари из Ароньо и Анны Палеари. Молодожёны поселяются в Варезе, где в назначенный срок и родился их первенец Джованни, будущий петербуржский фотограф.

 

1811

 12 декабря в Варезe появляется на свет Джованни Бианки, сын Карло Бианки из Варезе и Терезы Артари  из Ароньо в кантоне Тессин.

 

1821

Джованни Бианки в возрасте 10 лет прибывает в Россию, в Москву из Ароньо, откуда отбыл вместе со своим дядей по материнской линии Анджело Джузеппе Артари, 25 июля 1792 года рождения. В Москве, Анджело Джузеппе Артари станет известным мастером в области орнамента. С 1832 года он будет преподавать этот предмет в Архитектурной школе. Для своего племянника Джованни Бианки несомненно он был хорошим наставником. Согласно семейным преданиям роду Артари принадлежал великолепный дом XVII века на площади Ароньо с росписями на стенах. Артари жил здесь поколениями с конца XVI столетья и дали миру ряд мастеров по строительству: скульпторов, штукатуров, художников, архитекторов.

 

1823

 17 [или 23] ноября в Варезе родился Йосиф  Бианки, сын Карла и Терезы Бианки, урожденной Артари  из Ароньо, благодаря чему нам известно, что в ту пору семья всё еще проживает в Варезе.  Йосиф  младше своего брата Джованни на 12 лет. Между Варезе и Лугано всегда существовали торговые и культурные связи. Фамилия Бианки (Белов) часто встречается по всей Италии. В Варезе и Лугано живёт множество семейств Бианки, не связанных узами родства.

 

1839

Закончив Институт живописи и скульптуры в Москве, Иван Бианки уезжает из России за границу за свой счет с целью дальнейшего образования, но его планы неизвестны. 7 января Институт Франции в Париже представляет работы Дагерра на тему «запечатление (фиксация) изображений, которые возникают в фокусе камеры обскуры» («fixationdesimagesquiseformentaufoyerdunechambreobscure»). Судя по всему, Бианки заинтересовали возможности, которые давало это открытие. Начиная с 1839 года след его теряется. Мы выходим на него лишь в 1846 году, снова в Москве.

 

1841

 22 сентября брат Ивана Йосиф, проживающий в Москве на Большой Лубянке в районе Мясницкой в доме купца Варгина выносит на суд Совета Петербургской Императорской Академии художеств проект католической церкви, состоящий из плана, фасада и части здания, с целью получить звание свободного академического художника.

 

1842

 12 ноября Императорская Академия в Санкт-Петербурге вручает Йосифу Бианки следующий аттестат: «Йосифу Бианки, по происхождению швейцарцу, ввиду его  изрядного знания архитектурного искусства  [...] Академический Совет от 29 мая 1842 года, присваивает звание «внеклассного художника» с правом производить работы на своё усмотрение как художнику [...]».  23 декабря швейцарский подданный Чезаре Бианки, брат вышеназванных, скульптор в Москве и СПб, освоивший своё мастерство под руководством великого российского скульптора Ивана/Джованни Витали (1794-1855), профессора Императорской Академии, получает в Академии звание «внеклассного художника» за изваяние с натуры бюста академика архитектуры Александра Павловича Брюллова (1798-1877).

 

1846

Иван Бианки снова в Москве, он хочет прежде всего посвятить себя занятию акварелью.

 

1847

 27 августа, будучи в Москве, Иван Бианки безуспешно подаёт в Петербургскую Академию художеств прошение на получение звания «свободного внеклассного художника».

 

1848

 15 июля в Москве умирает сестра Ивана Анджелина (Анжелика) Бианки в возрасте 33-х лет, дочь Карла Бианки, «модная модистка», швейцарская подданная родом из г. Лугано. Из свидетельства о смерти можно почерпнуть ценные сведения. В то время в Москве в доме купца Варгина «в первом квартале района Мясницкой» («dans le premier quartier de la section Miasnitzkaïa») проживает мать семейства Тереза Бианки, в девичестве Артари, с сыном Луиджи. Сын Йосиф служит архитектором при Инженерном корпусе военной колонии. А сын Жан  (Джованни) живёт в Лугано. Чем он занимается, нам неизвестно.

 

1852

В этом году во Франции происходит важное историческое событие. 1 декабря 1852 года на площади Отель-де-Виль в Париже Луи Наполеон Бонапарт провозглашается  императором под именем Наполеона III. В этом году Иван Бианки вне всякого сомнения находился в Париже, где он заснял важнейшие исторические события, очевидцем которых являлся. Об этом свидетельствуют фотоснимки из фонда Трезини, сохранившегося в Архиве Ивана Бианки, в котором мы обнаружили три парижских фотографии.  На одной из них, слева внизу стоит надпись: «Париж 1852, фотограф И. Бианки». На фотографии снят портик парижской церкви св. Евстахия, известной под названием «церкви дез Аль», т.к. расположен в одноименном квартале. 10 марта того же года осуществлялся план по упорядочиванию квартала, одного из самых оживлённых в городе с наиболее старинным парижским рынком, возникшим в XIII веке: «les Halles de Paris». Точная такая же фотография хранится в «Департаменте эстампов и фотографий» Национальной французской библиотеки в Париже с такой же датой и подписью. На втором снимке из собрания, без подписи, изображена площадь Шатле с фонтаном Шатле в центре, его также называют фонтаном Победы и ещё Палмье, построен он Франсуа-Жан Браллем, Луи-Симоном Буазо, Габриэлем Давудом и Анри-Альфредом Жакмаром между 1806 и 1808 гг. по приказу Наполеона I. В том же парижском учреждении находятся две фотографии этого же объекта, сделанные с другого ракурса, подписанные «Le Secq, 1852». Памятник перестраивали в 1855 г. Однако трудно было понять, что снято на третьей фотографии из собрания, на которой рукой Бианки написано «Париж». Выяснить это помог вышеназванный парижский департамент. Бианки заснял военный парад на Марсовом поле в Париже 10 мая 1852 г., а точнее, вручение «Орлов», наград Армии от «принца Луи Наполеона Бонапарта».

На церемонии присутствовало 60 000 человек из разных подразделений армии. Это мероприятие запечатлено также на литографии Жюля Гелдрау.  В «Альманахе о Париже с 1789 года до наших дней»  (Энциклопедия Универсалис Франция SA, 1990) напечатана фотография 1852 г. из упомянутой коллекции Национальной библиотеки в Париже, представляющая интерес как взгляд на парижскую жизнь. На ней можно увидеть «Grand Café des Artistes» на бульваре Темпл, осколок неоклассицизма в гуще парижской богемы, представители которой стоят или сидят за столиками на тротуаре.

В 1852 г. Бианки снова приезжает в Россию. Именно сейчас он делает свои первые три петербуржских фотографии. Речь идёт о трёх снимках под разным углом. Это Турецкая баня на Большом пруду в резиденции Екатерины II в Царском Селе. На двух негативах стоит надпись: «H. Monighettiarch., LeBainTurc à Tzarkoe-Selo, I. Бианки  phot. 1852» и «H. Monighetti archit., Bagno Turco a Zarscoie-Selò, G. Бианки  fotog. 1852» («И. Монигетти архит., Турецкая баня в Царском Селе, Дж. Бьянки фотог. 1852»). Согласно рапорту архитектора Ипполито Монигетти (1819-1878), уроженца Тессина, составившего проект Турецкой бани, строительство её закончилось до 20 октября 1852 года.

Можно утверждать, что вообще речь идёт о первых петербуржских фотографиях. Эти три снимка Ивана Бианки сделаны намного раньше, чем те, которыми располагает Эрмитаж, до этого считавшимися самыми ранними фотовидами Петербурга, датированными 31 декабря 1853 года и запечатлевшими зимнюю Неву рукой графа Ностица. Строительство Турецкой бани в Царском Селе согласно контракту от 26 июля 1850 г. было поручено Императорским двором Августину Камуцци, предпринимателю из Монтаньолы, что в кантоне Тессин, трудившемуся в Санкт-Петербурге с 1828 по 1854 гг.

В 1852 году братьями Алинари было открыто знаменитое флорентийское ателье. Братья Алинари, Леопольдо, Джузеппе и Ромуальдо, специализировались на портретах, видах, репродукции произведений искусства и исторических памятников. Ателье «Fratelli Alinari» по сей день располагается в старинном здании Дворца Алинари по проспекту Алинари, 15 во Флоренции. В их Музее находятся ценные материалы, поступившие из разных стран, в том числе там обнаружены два снимка Жана Бианки, сделанные до 1865 года, на которых запечатлены интерьеры  двух Строгановских дворцов в Санкт-Петербурге.

 

1853

В Санкт-Петербурге Бианки фотографирует Собор святых Петра и Павла в крепости, построенный по проекту Доменико Трезини с 1712 по 1732 гг. Это первая, известная нам, фотография памятника, являющегося символом невской Пальмиры. 28 августа здесь же Иван Бианки дарит свою фотоработу «Господину Августину Камуцци в знак уважения и дружбы». Фотография подписана: «S.t. Pétersbourg, 1853, J. Бианки  photog.» На ней изображена усадьба, такая же, как на оригинале рисунка в сепии, найденного вместе со снимком в доме архитектора Августина Камуцци в Монтаньоле.

Владельца этой дачи середины XIX века надо искать в кругу петербургских знакомых Камуцци. А точнее, речь идёт о графе Сергее Степановиче Ланском (1787-1862). Здание сгорело до основания в пожаре 1997 года (см. фотографию Ж. Оланишина на стр. 21 в книге  «Монтаньола - Санкт-Петербург. Эпистолярное наследие Коллины д'Оро 1845-1854» под редакцией Aнтонио Maриo Редаэлли и Пии Тодорович Штрэль с предисловием Федерико Шписа, изданной при поддержке наследников Камуцци, семьи А. Берра, мэрии Монтаньолы и Культурного фонда Коллины д'Оро, а также при участии организационного комитета празднования 700-летия Монтаньолы, издательства ЭЛР, Монтаньола, 1998).

 

1854

 2 октября архитектор Августин Камуцци окончательно покидает город на Неве и возвращается на родину в Moтaньoлу. В своём багаже он увозит 20 фотографий Ивана Бианки, которые спустя 130 лет обнаружит Антонио Марио Редаэлли, и которые станут точкой отсчёта для изучения творчества Ивана Бианки и фотографии в России вообще. Это снимки, сделанные в период с 1852 по 1854 гг. в Санкт-Петербурге, Царском Селе и Петергофе. Они были обнародованы Антонио Марио Редаэлли, Пией Тодорович Штрэль, Е.Е. Анисимовой в исследовательском труде под названием «Иван Бианки, тессинский пионер фотографии в Санкт-Петербурге»Издательство ЭЛР Исследования, Лугано  2002. К сему следует добавить вышеупомянутую фотографию с автографом Бианки«Господину Августину Камуцци», от 1853 г.

 

1855

 18 февраля скончался Николай I.  23 aпреля Фёдор Бруни посылает графу А. П. Шувалову пять снимков залов Эрмитажа, сделанных фотохудожником Иваном Бианки. В этом же году Бианки отправляется в Москву. Об этом свидетельствуют две фотографии, недавно найденные в фотофонде  Библиотеки кантона в Лугано, они подписаны «LaPlaceRouge, J. Бианки, 1855, Mosca»; MaisonPaskoff, Moscou, 1855»  («Красная площадь, Ж. Бианки, 1855, Москва»; «Дом Пашкова, Москва, 1855»). Третья московская фотография храниться в Архиве И. Бианки, надпись сообщает, что на ней изображена «UnevueduKremlin, Moscou, 1855. J. Бианки  ph» («Улочка Кремля, Москва, 1855. Жан Бианки ф.») с известным «Царь-колоколом». 1 октября того же года Бианки возвращается в СПб, чтобы отснять акварели с изображением залов Нового Эрмитажа.

 

1856

 26 июня Фёдор Бруни доводит до сведения графа Шувалова, что Бианки сделал  50 фоторепродукций с акварелей из 8 залов, а также парадного зала Нового Эрмитажа.

 

1857

 26 января тот же Бруни передаёт графу последние 50 снимков Бианки с акварелями из Нового Эрмитажа. 31 декабря Иван Бианки пишет заявление в Совет Императорской Академии с просьбой присвоить ему звание художника: «[…] Имею честь предложить Вашему вниманию мои произведения акварельной живописи и покорнейше просить о предоставлении мне звания художника, ежели труды мои того заслуживают[...]».

 

1858

  14 мая Императорская Академия выдаёт следующий аттестат: «Aвстрийскому подданному Ивану Бианки ввиду его приличного знания  портретной и акварельной живописи, продемонстрированного написанием портрета с натуры, Академический совет [...]от 8 марта 1858 года присваивает звание внеклассного художника, утверждённое 6 апреля с.г. Академической ассамблеей». Иван Бианки назван «австрийским подданным» в силу того, что его семья обитала в г. Варезе, входившем в состав Ломбардо-веницейского королевства под властью Габсбургской короны. Учёба в Академии художеств была обязательным пунктом в послужном списке фотохудожников того времени. Академия изначально внимательно следила за развитием фотоискусства. И русская пресса уделяла большое внимание дискуссиям и спорам о его значении. На вывесках новоявленных фотостудий вскоре появилось определение «художественное ателье».

 

1859

 1 января был продлён вид на свободное жительство в СПб, выданный Отделением по делам иностранцев «австрийскому подданному Джованни Бианки, прибывшему в Россию в 1821 году из Aроньo» (родного села матери).

 

1863

Бианки, теперь уже признанный фотограф, представлен в 3 номере литературно-художественного журнала, выходившего в СПб, «Фотографическая иллюстрация» за 1863 год: «художник и фотограф И. Бианки, известный в Санкт-Петербурге своими портретами и визитными карточками, летом прошлого года заснял все станции по железнодорожной линии Санкт-Петербург - Петергоф. Одна из этих фотографий с изображением конечной станции в Санкт-Петербурге прилагается к данному номеру для тех, кто желает поближе познакомиться с замечательными произведениями г-на Бианки. Рекомендуем его итальянскую студию на Михайловской площади в Санкт-Петербурге в доме Бодиско, квартира номер 15». Владельцем этого дома номер 16 по Итальянской улице был  Александр Андреевич Бодиско (1786-1854), посол России в Соединённых Штатах Америки с 1837 года до своей кончины.

К седьмому номеру «Фотографической иллюстрации» того же года прилагался портрет за подписью г-жи Вельнис, знаменитой артистки Французской труппы Императорских театров СПб, предоставленный фотографом Бианки. Леонтина Фей, известная как Вельнис, была направлена в СПб в 1847 года и пользовалась большим успехом в составе Французской труппы Театра Мишель, в которой играла до 1868 года.

В фотостудию Ивана Бианки захаживали и тессинские маэстро, проживавшие в городе Петра. Надо было запечатлеть, каким ты стал, и отправить семье. На пяти портретах визитных карточек («carte-de-visite») фонда Трезини (хранятся в Архиве И. Бианки), на двух указан адрес «PhotographieItalienneparJ. Бианки , GranderuedesJtaliens5»  [Большая Итальянская, ныне Итальянская], à S.t  Pétersbourg; а на других двух: «Итальянская фотография художника Бианки, бывшая Кулиша на Невском проспекте, 54 напротив Театра в Санкт-Петербурге»; и, наконец, на пятой: «Бианки, Фотогр. на Невском просп., 54 в С. Петербурге».Из пяти портретируемых личность удалось установить только двоих: г-на Андреа Стаффьери старшего, сына Федерико (1802-1877), родом из Памбио  (под Лугано), архитектора в СПб с 1843 по 1866 гг.; и архитектора Андреа Стаффьери младшего, сына Джованни Федерико (1835-1871), работавшего в СПб с 1854 по 1871 гг., похоронённого на не существующем ныне католическом кладбище под Выборгом. Адрес фотографа Бианки в доме Бодиско встречается также в частном альбоме в Риме на трёх фотоснимках Строгановского дворца по ул. св. Сергия, 11  (RueSt. Serge, ныне ул. Чайковского), угол Моховой, это одно из жилищ знати, которые он снимал. Сделаны три снимка до 1865 г., до переезда И. Бианки на Невский, 54. На них запечатлён дворец Строганова, построенный по проекту Ипполито Монигетти в 1857 году, который был перестроен в 1878  M.E. Meсмахером (1842-1906). Две фотографии того же периода, на которых сняты два других здания Строгановых, нашли в Музее фотографии братьев Алинари во Флоренции. На них тоже стоит штамп с адресом Бианки в доме Бодиско и сняты два интерьера дворцов. На обороте одной фотографии написано карандашом: «Cabinetdu [comte] SergeStroganoff [...]. MaisonStroganoff - PontdePolice» («Кабинет [графа] Сержа Строганова. Дом Строганова - Полицейский мост»). Следовательно, это кабинет графа Сергея Григорьевича Строганова (1794-1882) в родовом дворце по Невскому, 17. На обороте другой фотографии той же рукой помечено карандашом: «Lachambre à coucher, rueMichel [...]. Appartement où nous nous sommes mariés». («Спальня, ул. Мишель... Апартаменты, где мы поженились»). Предположительно, речь идёт о другом дворце Строгановых по Невскому проспекту, 38 на углу с Михайловской ,  4, принадлежавшем тому же Сергею Строганову, который венчался с Натальей Голицыной.

 

1865

 29 марта 1865 года Бианки получает разрешение Министерства внутренних дел открыть фотостудию, продолжив дело швейцарца Симеона Шмидта, получившего годом раньше позволение обосноваться в Рыбинске Ярославской губернии. В студии, которая переходит Бианки от Шмидта и вероятнее всего находится по Невскому проспекту, 54 напротив Национальной библиотеки, фотограф обосновывается окончательно.  Вывеска ателье увековечена на одной из фотографий самого Бианки, хранящейся в Научной библиотеке при Академии художеств Санкт-Петербурга. Там же указан вышеназванный адрес на паспарту. Центральное месторасположение ателье было очень кстати для фотографа. Когда-то здание принадлежало графам Шуваловым, потом перешло миллионщикам Демидовым, разбогатевшим в конце 17 века в Сибири и на Урале. В 1841 году дом частично был перестроен под гостиницу. Принадлежал он тогда Анатолию Николаевичу Демидову (1812-1869). В гостинице Демидова останавливались прежде всего зарубежные художники. В их числе была знаменитая туринская певица сопрано Анджелина Бозио, пользовавшаяся огромным успехом в опере Санкт-Петербурга, городе, в котором и скончалась 12 апреля 1859 года.

 

1867

В письме из Петербурга от 14 октября 1867 г. «le très humble serviteur artiste de l’Accadémie Imperiale et photographe Jean Бианки, demeurant Perspective de Nevsky 54» («покорнейшийслугаИмператорскойАкадемиифотографЖанБианки, проживающийпоНевскомупроспекту, 54») Его Превосходительству графу Адлербергу, придворному министру сообщает следующее: «J'ai finis les photographies des appartements occupés par Son Altesse le prince de Galles dont Votre Excellence a eu la bonté de me charger de l'exécution [...]»  («Я завершил съёмку апартаментов, занимаемых Его Высочеством принцем Уэльским, которую Ваше Превосходительство великодушно изволило мне поручить...»). Принцем Уэльским был Альберт Эдуард, сын королевы Англии Виктории Александры и наследник английского престола.

 

1870

Начиная с сего года фотографии Бианки большей частью наклеивают на лист с надписью по-французски: «Publié parJeanБианки, PerspectivedeNevskij 54, St. Pétersbourg, mentionhonorableen 1870» («Опубликовано Жаном Бианки, Невский пр-т, 54, С. Петербург, Почётный отзыв с 1870 г.») «Почётного отзыва» «mentionhonorable» фотограф Бианки был удостоен по случаю «Выставки российской мануфактуры» 1870 года. Проходила она в бывших соляных складах на Фонтанке напротив Летнего сада. Тессинский архитектор Луиджи Фонтана (1824-1894) вместе со своим ассистентом Виктором Гартманом (1834-1873) реставрировали здание, сделав новый фасад, смотрящий на Фонтанку. Для удобства доступа был разобран один из мостов на Фонтанке, и здание соединили с главным выставочным павильоном в Летнем саду.

Выставка открылась 15 мая 1870 года и продлилась до 31 июля. Она состояла из семи секций, последняя из которых называлась «Наука и искусство в промышленном применении». Эта секция включала в себя также фотоработы. Ежедневная газета писала о событиях на выставке, сообщала любопытные новости об экспонатах. Вышло 64 номера этой газеты; некоторые были посвящены фотографии. Для оценки экспонатов был выбран совет экспертов. В фотосекции были выставлены работы известного петербуржского фотографа Сергея Львовича Левицкого (1819-1898). В субботнем номере 11 июля 1870 г. на стр. 2 сообщается, что Бианки снискал «похвальный отзыв». Получившие премию фотографы, среди которых «Иван Бианки, художник в Санкт-Петербурге», Германн Штейнберг, Шёнфелдт и Шапиро, Виктор Гартман и Альберт Фелиш - все из СПб, упоминаются в «Правительственном вестнике», выходившем также за пределами империи, в том числе в Швейцарии. «Похвальный отзыв»  несомненно поднял авторитет фотографа Ивана Бианки. Начиная с 70-ых гг. вплоть до отбытия на родину в 1884 г., его деятельность  не знает передышки. Его внимание привлекают текущие мероприятия, например, такие, как военный парад 1872 года на Сенатской площади в честь 200-летия рождения Петра I, или открытие памятника Екатерине II на площади Александринского театра в 1873 г., или же постройка гостиницы Европейской по проекту тессинского архитектора Луиджи Фонтана в 1875 г. Он снимает снаружи и изнутри дома петербургской знати; фасады и интерьеры церквей, к примеру, католической, св. Екатерины на Невском. Это главное место встречи италоязычного землячества. Он снимает памятники выдающимся деятелям, например, поэту Некрасову  в 1883 г., здания Бенуа и Кавоса, с которыми поддерживает дружеские отношения, и, конечно же, пригороды: Петергоф, Павловск, Царское Село, Стрельню.

 

1872

Бианки решает выехать из дома Демидова по Невскому, 54. В этом же здании в дальнейшем будут работать фотографы Бейер, Борель, Чесноков и Булла.

 

1873

Новый адрес Бианки  встречается на прошении двору от 7 марта 1873 г., принятого 3 мая: «ASonExcellenceMonsieurleMinistredelaCour. Excellence! Ayant déjà eu l'honneur d'exécuter différentes commandes de vues photographiques d'après les ordres de Leurs Majestés ainsi que pour Leurs Augustes Familles je viens solliciter de votre extrême bonté l'autorisation de pouvoir placer mes appareils devant les résidences et dans les jardins Impériaux. Espérant dans votre bienveillance je suis avec le plus profond respect de Votre Excellence le très humble et très obeissant serviteur Jean Бианки . S.t Pétersbourg le 7 mars 1873. Rue Nicolaïevska, maison 34, log. 17» («ЕгоПревосходительствугосподинуПридворномуминистру. Имея честь в прошлом выполнять разные заказы фотографических видов по заказу Его Величества так же, как и для августейшего семейства, обращаюсь к Вам с просьбой, чтобы Вы с величайшим великодушием позволили мне установить аппараты перед Императорской резиденцией и садами. С надеждой на Вашу благосклонность и глубочайшим почтением к Вашему Превосходительству  Ваш покорнейший слуга Иван Бианки. С. Петербург 7 мая 1973 г. Улица Николевская, дом 34, кв.17» (С 1918 г. улица Николаевская, перпендикулярная Невскому, переименована в ул. Марата).

 

1879

Тереза Бианки, его мать, из СПб вернулась в родное село Ароньо, где и скончалась 31 декабря в доме № 58 в возрасте 94-х  лет. Она похоронена на местном кладбище.

 

1884

Архитектор Николай Бенуа и Камилла Альбертовна Кавос приглашают Бианки в качестве крестного отца для своего сына Александра. Фотограф уже давно стал членом семьи Бенуа, о чём можно прочитать в «Воспоминаниях» Александра Бенуа, «Мои воспоминания» (изд. Наука, Москва, 1990, II, С. 455-57).

A. Бенуа пишет сыну Николаю: «Джованни Бианки  как-то достался нашему дому в наследство от деда Кавоса (дед по мужской линии Камиллы, архитектор, 1801-1862). Это был художник-живописец, но в Петербург он прибыл ещё при Николае Павловиче в качестве фотографа, чуть ли не первого в России. У нас в семье считалось, что именно Бианки  познакомил русских людей с изобретениями Ниепса и Дагерра. Специальностью его, однако, были не столько портреты, сколько пейзажи, памятники и особенно интерьеры. До последних в те дни усиленного строительства и «убранства» русские баре были особенно охочи. При этом Бианки  не был простым профессиональным техником; на всех им изданных фотографиях он себя величает художником, и художником он действительно и был, что сказывалось как в выборе момента освещения, так и в точке зрения. В технику же фотографии он ушёл с головой, уподобляясь в этом какому-либо средневековому алхимику. Ногти его всегда были жёлтые от коллодиума, а весь он был пропитан какими-то «химическими» запахами, впрочем, непротивными. Я узнал Бианки  уже стариком, одевавшимся по моде 40-ых годов, а на свадьбах и других торжествах он вызывал улыбки своим допотопным фраком с приподнятыми плечами. Волосы и бороду он оставлял в девственном состоянии, что, в связи с его слезливыми глазами, придавало ему вдохновенно-умиленный вид какого-нибудь мученика с картины Гвидо Рени. Обычным его состоянием было насупленное молчание, да и садился он всегда куда-нибудь в уголок, в тень. Но стоило беседе коснуться церковных или религиозных вопросов, как Бианки  выходил из своей дремоты, настораживался и даже вступал в спор, причём быстро терял самообладание. Речь его тогда принимала характер каких-то грозно-пророческих выкриков [...]». Как рассказывает Бенуа в своих «Воспоминаниях»,в 1884 г. Иван Бианки решает вернуться на родину, чтобы уйти на отдых и получить наследство брата Джузеппе, скончавшегося год назад. В письме из СПб от 16-28 апреля 1884 г.  фотограф просит Генерального консула Швейцарской Конфедерации посодействовать тому, чтобы полиция России вернула ему паспорт и диплом художника, выданный ему Академией художеств: «ASonExcellenceM.rDupont, N’ayant pas jusqu’aujourdhui récu de retour mon passeport de la frontière et étant tracassé par la Police qui me fit promettre entre trois jours de produire un acte de mon identité personnelle, allors, je supplie V. Excellence de me couvrir de Votre protection ou d’écrire à S.E. M.r le Chef du Burreau des Etranger pour qu’il ordonne de me rendre de nouveau mon attestat de l’Accadémie Impériale des beaux arts par laquelle jusqu’aprésent j’ai joui du privilège de demeure dans cette capitale. Avec un profond respect agréez, Excellence, ma haute considération, et par laquelle j’ai l’honneur de me dire son très obligeant Serviteur artiste et photograph Jean Bianchi» ЕгоПревосходительствумсьеДюпону. Неполучивпосейденьсвойзагранпаспортипобеспокоенныйполицией, пообещавшейвтечениетрехднейнаписатьакт, устанавливающиймоюличность, умоляюВаше Превосходительство оказать мне своё покровительство и написать начальнику Иностранного отдела, чтобы он приказал снова выдать мне мой аттестат Императорской академии художеств, в которой я учился и пользовался привилегией проживать в этой столице. С глубочайшим почтением имеющий честь быть Вашим покорнейшим слугой художник и фотограф Жан Бианки»)

 

Бианки возвращается в Тессин и поселяется в Монтаньоле над Лугано в доме брата Джузеппе, женившегося на Маддалене Камуцци, племяннице архитектора Августина Камуцци. Если верить Бенуа, дом Джованни Бианки  изнутри был отделан под избу, что предохраняло его от сырости. В последствии в доме жил сын Джузеппе Бианки, Фердинандо Бианки, а потом его сын Карло, продавший его Джулио Петрини, служащему на почте. В доме и по сей день располагается почта. На данном этапе наших исследований не обнаружено фотографий луганского периода  Бианки.

 

1893

Ушёл из жизни Джованни Бианки 24 декабря в Лугано. В «Книгу усопших  прихода собора св. Лоренцо в Лугано», 24 декабря 1893 года на странице 464 внесена следующая запись (перевод с латыни): «Джованни Бианки, сын Карло и Терезы Артари из Ароньо, после краткой болезни почил в бозе в мире со св. церковью 24 декабря 1893, в 82 года; его останки на следующий день были перевезены в церковь св. Марии из больницы и затем погребены на кладбище». Церковь св. Марии и прилегающее к ней кладбище были разрушены в 1914 г. Могила фотографа не сохранилась. В Отделе актов гражданского состояния города Лугано также зарегистрирован факт кончины Джованни Баттисты Бианки из Aроньo, сына Карла Бианки и Терезы Артари, 12.12.1811 года рождения, холостяка,  благополучной профессии, имевший место в Лугано 24 декабря 1893 по красному номеру 133 по ул. Насса, в возрасте 82-х лет. Насса - это одна из наиболее старинных улиц центра, на которой жили ремесленники и купцы уже в XV веке.

Вышеназванные документы опровергают данные Бенуа, согласно которым Джованни Бианки был женат на землячке, умудрившейся получить завещание на всё мужнино имущество, а войдя во владение оным, бросила мужа без зазрения совести и сбежала с любовником. Супруга распродала бесценные фотопластинки, как будто это было обыкновенное стекло.  

 

A.Марио Редаэлли и Пия Тодорович Редаэлли,                                                                                                                                                                       Соренго,  2002

Перевод Маргариты Сосницкой

© 2013–2017, «Ведаполис, Маргарита Сосницкая.»
Форма обратной связи